Новости и комментарии

15.10.2021 Екатеринбургская епархия оспорила решение суда по зданиям уральского монастыря, где до ареста жил Сергий Романов

12.10.2021 Думский комитет по вопросам религиозных объединений возглавила Ольга Тимофеева

10.10.2021 В Америке появилась новая COVID-религия

08.10.2021 Патриарх боится болезни. Из-за угрозы COVID-19 он перенес свое участие в праздновании юбилея Троице-Сергиевой лавры

08.10.2021 Верующие УПЦ – Зеленскому: Угрозы радикалов – осознанное разжигание розни

08.10.2021 Православная Церковь Молдовы выступила против Стамбульской конвенции

07.10.2021 Митрополит Иларион сообщил о предстоящей встрече патриарха Московского и папы Римского

07.10.2021 Канадская католическая церковь пытается откупиться от индейцев

06.10.2021 Съезд лидеров мировых и традиционных религий пройдет в Астане в сентябре 2022 года

18.09.2021 Иерархи поместных Православных Церквей разоблачили канонический разбой Фанара и выразили поддержку Русской Православной Церкви

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Позднепутинская Россия: грезы и реальность

Думские выборы_.jpeg

Мир стремительно движется к своему концу. Слишком много данных (причем, самых разнообразных – от научных выкладок экспертов и аналитиков до прозрений и проповедей людей сугубо духовных) свидетельствует о том, что это движение перешло в принципиально новое состояние, и даже те, кто по природе своей, своих способностей и рода занятий, никогда не склонен был к мистике, весьма часто воспринимают и трактуют реальность в тонах апокалиптических. И ученые аналитики, и молитвенники, люди сугубо духовной жизни, слишком много сказали уже о том, что такое эпопея COVID–19 и все, что с нею связано, насколько далеко все это выходит за рамки не то чтобы обычной болезни, но медицины в принципе. Вполне позитивное, научное, экспертно-аналитическое знание и духовные прозрения православных подвижников идут здесь рука об руку и буквально кричат о том, что, по неизреченному действию Промысла, именно на долю наших, живущих сегодня, поколений выпало то, о чем говорится в Откровении, последней книге Библии.

Не понимать всего этого невозможно. И достаточно чуткие люди (причем, даже не обязательно сугубо церковные) не просто понимают, но делают практические выводы.

Между тем вроде бы «обычная» жизнь продолжает течь своим чередом. И черед этот приводит к тому, что у нас скоро, как ни крути, очередные «выборы». В связи с этим, пусть и довольно вяло, дежурно как-то начинается привычная политическая «движуха», в коей участвуют «подвижники» уже совсем иного рода, причем «двигаться» начинают также и те, кто к этим «выборáм» непосредственного отношения не имеет.

Даже если прямо сейчас, вполне реально наступит конец света или вдруг, не приведи Господи, начнется ядерная война, наши официозные «патриоты» не перестанут грезить о «власти». Их сон как-то, конечно, соотносится с реальностью. Но, надо признаться, довольно специфическим образом. С одной стороны, достаточно умные люди не могут не понимать, что выборный процесс имеет ну, очень отдаленное отношение к решению реальных проблем страны и народа, но с другой… Некоторые известные патриотические авторы выступают с облеченными в высокую художественную форму https://zavtra.ru/blogs/edinaya_i_spravedlivaya_ глубокомысленными объяснениями планов наших российских властителей, поясняя читателю, что, собственно, те намерены сделать с Думой. Нам рассказывают об очередном хитром плане, при помощи которого мы снова победим. О новом изводе «управляемой демократии», реализация которого позволит, говоря по-простому, и не взорвать государство, «пустив под откос» его «тяжелый состав», и в то же время «преодолеть тоску, предсказуемость и невзрачность представительства». При этом нас время пугают 1917 годом, ТОЙ Государственной Думой, которой, как считается, якобы удалось тогда это сделать. Мы бы могли воспринять эти предостережения всерьез, если бы они не исходили из уст апологетов большевизма, который, как всем хорошо известно, не мог бы сыграть в истории России ни малейшей роли, если бы для того не создала необходимую почву та самая Февральская революция.

При этом нас заверяют, что новый российский парламент, конечно, не будет принимать принципиальных решений, а будет лишь провозглашать некие «вердикты» (подготовленные, надо полагать, в реальных центрах власти?). Новая грядущая Дума именуется «идеальным громкоговорителем», и много еще высокохудожественных эпитетов, которые мы, ощущая свое недостоинство, не решаемся здесь повторить, применяются к ней.

Привычно (и правильно!) поругивая американцев за небывалую в истории фальсификацию их президентских выборов, нас просвещают насчет того, что парламент у нас теперь будет двухпартийным, а в загашнике кремлевские политтехнологи будут держать еще полпартии радикалов – наследников покойного Лимонова и ему подобных персонажей. При этом, при всех ссылках на известные исторические примеры (виги – тори, республиканцы – демократы и т.д.) понять суть идеологии обеих российских партий невозможно никак. Можно предположить, что «Единая Россия» будет играть роль условных консерваторов, а тройной кентавр на основе «Справедливой» – столь же условных либералов? Но как возможна равноценная пара к тому, что всегда было и считалось партией власти, остается, впрочем, неясным… Впрочем, перечисленные автором пары противопоставлений (что сделано в откровенно стебном стиле) явственно выдают сугубо постмодернистский характер всей схемы. И тут мы, неожиданно для себя, вдруг вынуждены согласиться с уважаемым автором. Все эти околокремлевские политтехнологии (субъект оных именуется автором «придворными алхимиками») – чистейший постмодернизм, к реальной политике, к субстанции реальной власти не имеющий ни малейшего отношения. Как невозможно оспорить и следующее утверждение: «Для полит-проектировщиков Путина, разрабатывающих модель-проект системы власти, вопрос Думы, конечно, не главный. Можно сконструировать государственную машину любого типа. Но важно знать, для чего и зачем это делается».

Итак, автор признает, что парламент, за который мы вроде бы призваны голосовать, к реальной субстанции власти никак не относится? И тогда выходит, что избиратель, призванный опускать в урну бюллетени, выходит в некотором роде… как бы это помягче выразиться?.. Ну, в общем, не гигантом мысли. И, стало быть, получается, что свой великолепный художественный талант и красноречие автор потратил на то, чтобы воспеть обман народа? Или, может, по старой советской привычке, здесь имел место некий двойной смысл? Ведь предполагается, что избиратель как-то в очередной раз все же поверит предвыборной агитации и пойдет-таки на выборы? Не хочет же автор сказать, что и у нас будет, как недавно в Америке?

То, что парламентаризм всегда, в общем, является прикрытием для действий реальных терминалов власти, так или иначе всего лишь транслируя принимаемые там решения – это абсолютно верная мысль. Правда, она как-то не очень соответствует сделанному ранее утверждению, что в феврале 1917-го именно Дума снесла монархию (а если не прямо она, то кто?). Но тогда главный вопрос все-таки в том, как в современной России эти самые терминалы устроены. И здесь вывод получается не вполне утешительный.

В другой статье в том же издании нам столь же (если не еще более) художественно рассказали про «стальной блеск системы», выстроенной в современной России, про то, как наш «отец и пастырь» спасает «тонущий ковчег российской государственности». Поведали, что лишь немногие знают, как она реально устроена, и что эти тайновидцы никогда о том не расскажут, поскольку сами происходят из той же системы. А также просветили и на предмет того, как можно к ней, к системе то бишь, в принципе относиться: принимать целиком, стремиться адаптировать, верить в возможность ее улучшения, стремиться разрушить «до основанья» и т.д. и т.п. Мы с порядочным удивлением услышали от автора, что, оказывается, в рамках системы существуют некие «закрытые лаборатории, управляющие историческим процессом».

Убежденному этатисту, для которого «государство» – всё, который верит в возможности и миссию государства как такового сильнее и более истово, чем афонский старец – в Страшный суд и загробное воздаяние, сложно признаться себе и другим, что государства в том его виде, какой привычен для сознания этатиста, быть может, у нас и вовсе нет. Нет государства в его классическом виде, а есть то, что вполне, так сказать, соответствует эпохе – некие приводные ремни, через которые транслируется внутрь страны воля подлинных, реальных хозяев современного мира, они же – хозяева глобальных денег. И потому этатист вместо серьезного анализа позволяет себе художественную образность на уровне лучших образцов собственного незаурядного творчества, самых виртуозных созданий своей беллетристики. Но поскольку что-то немаловажное про реальность он все-таки знает, и это знание не дает ему успокоиться в коллекционировании бабочек, то в один прекрасный момент прорывается наружу та истина, которая в действительности давно уже ему известна. И полностью, жестко ломает все, такие красивые и стройные, художественно-«аналитические» конструкции. В своей последней огнедышащей передовице наш автор на мгновение перестает маскировать, скрывать от читателя этот момент истины, и в этом – в конечном счете проявляется его гражданская и художественная честность. «Путин, – говорит он, – создав новое Государство Российское,.. бессилен перед могучей правящей группировкой, видящей гарантии своего благополучия на Западе, тайно или явно презирающей Россию, лишающей её экономического и духовного развития». Путин может лишь «прижечь и помазать зеленкой» российских так называемых либералов, но не может искоренить, фундаментально победить их – вот в чем реально состоит мысль автора.

И мы с ужасом понимаем, что на самом деле сказал Проханов. Как честный художник, он вполне недвусмысленно дал понять нам, что реальная «власть» в России далека от его собственных художественных моделей. Это – те самые «либералы», блистательное отсутствие которых в новой политической реальности нашей страны, творимой «полит-проектировщиками Путина», обещано нам в другой статье в той же богоспасаемой газете. Их как бы нет, но они везде. И именно они, а не так называемый «Кремль», осуществляют подлинную связь между настоящей властью современного мира и российскими… властителями.

Утешение здесь может быть лишь одно. В один прекрасный момент, когда этот мир благополучно закончится, все эти «власти» рассеются, яко дым перед лицом подлинной Власти – власти Бога. На самом деле лишь в этом ответе, ответе апокалиптическом, и заключается настоящее православное отношение к пресловутой «системе», истинная альтернатива всяким мечтам и грезам, что, как учат святые отцы, лишают нас духовной трезвости в понимании себя и мира и отдаляют от Спасения.

Владимир Семенко

Публикуется в авторской редакции. В первичной публикации на телеграм-канале «Царский крест» статья содержала редакторскую правку, не отражающую реальную позицию автора. 




Возврат к списку