Новости и комментарии

16.02.2024 Греция стала первой православной страной, которая легализовала однополые браки

07.02.2024 Нападение на митрополита Банченского Лонгина: владыка-исповедник избит "неизвестным"

31.01.2024 НАСТОЯТЕЛЯ ХРАМА В АДЛЕРЕ ЛИШИЛИ САНА ПОСЛЕ НЕСОГЛАСИЯ СО СНОСОМ ЧАСТИ ЗДАНИЙ

31.01.2024 Управделами УПЦ раскритиковал католические ЛГБТ-инициативы

31.01.2024 Дело митрополита Леонида: повторное заседание Высшего общецерковного суда перенесено

29.01.2024 Бывший глава Африканского экзархата РПЦ отказался от участия в Церковном суде

28.01.2024 В Москве состоится презентация новой книги Владимира Семенко

25.01.2024 Папа Франциск назначил одобряющих извращенцев клириков в комиссию по единству с православными

25.01.2024 Глава Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Александр Кудрявцев освобожден с занимаемой должности согласно решению Министерства науки и высшего образования РФ

25.01.2024 Митрополита Леонида (Горбачева) будет судить Высший церковный суд РПЦ

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Авторы

Очередная победа радикалов. А государство вновь демонстрирует беспомощность

Очередная победа радикалов. А государство вновь демонстрирует беспомощность

Похороны Саида Афанди в селении Чиркей Буйнакского района.
Фото РИА Новости, Абдула Магомедов.

Убийство Саида Афанди Чиркейского, пожалуй, самого авторитетного исламского лидера не только в Дагестане, но и на всем Северном Кавказе – событие этапное, катастрофическое даже на фоне длинного ряда аналогичных убийств и покушений последних лет, когда на самом верху российской власти было объявлено об окончании «контртеррористической операции» в регионе. Именно трагически погибший шейх сыграл, пожалуй, ключевую роль в событиях 1999 года, положивших начало второй чеченской войне. Тогда в первую очередь он и другие суфийские духовные авторитеты республики обеспечили поддержку дагестанскими мусульманами России в ее борьбе с басаевскими бандами, когда отряды Ш.Басаева вторглись на территорию Дагестана, пытаясь отторгнуть этот регион от России. Тогда мусульмане республики со своими берданками пришли и легли в окопы рядом с российскими омоновцами и удерживали позиции до прихода армии. Саид Афанди был бесспорным лидером именно пророссийского ислама на Северном Кавказе, чей авторитет был значим не только для суфийских тарикатов, но даже и для местных салафитских общин, весьма часто вовсе не стремящихся непременно воевать с единоверцами за «чистоту ислама» по образцу пришлых и присылаемых арабов и, к сожалению, небольшого числа новообращенных русских. В последнее время в решающей степени благодаря его усилиям должен был начаться переговорный процесс в республике между суфийскими и салафитскими общинами. Именно это в первую очередь и не устраивало врагов России. По давно привычной схеме главный удар нанесен по одному из авторитетнейших лидеров самогó российского ислама, как всегда поступают радикалы. Не выбив эту важнейшую государственную опору, им сложно рассчитывать на что-то большее, особенно на Кавказе.

Необычайно характерно, что непосредственной убийцей шейха является русская по происхождению женщина, вышедшая замуж за ваххабитского радикала и принявшая ислам ваххабитского толка (ее муж был убит в ходе одной из спецопераций весной этого года). То есть это не кавказская по происхождению женщина, а пришлая, чужая для этого региона.

Некоторые наблюдатели (например, М.Шевченко) прямо указывают на лидера чеченских сепаратистов Доку Умарова, ныне проживающего в Лондоне, как на главного заказчика и, так сказать, «высшего» организатора теракта. Сказать так – все равно что с плохой фигурой умолчания обвинить в произошедшем британские и американские спецслужбы. Закулисным политическим игрокам, мастерам «большой игры», чьи интересы они обслуживают, бесспорно, необычайно выгодно произошедшее. Во-первых, Россию следует отвлечь от возможного вмешательства на Ближнем Востоке, в Сирии и в Иране, где назревает глобальный мировой конфликт с участием ведущих держав. Для этого она должна прочно погрязнуть в собственных проблемах, желательно как можно более сложных и опасных. Во-вторых, нужно поджечь и саму Россию. Дагестан – ключ ко всему Северному Кавказу, Северный Кавказ – ключ к югу, а юг, в свою очередь, ключ к Поволжью. Потеря Дагестана или начало в нем крупномасштабной гражданской войны несет в себе прямую угрозу Поволжью, а стало быть, и целостности всей европейской части нашей    страны, самому существованию России.

Российское государство на этом фоне, к сожалению, демонстрирует полную недееспособность, как на местном, так и на федеральном уровне. Почему такая важная фигура не была обеспечена должной охраной, вряд ли доступно рациональному постижению. Как и то, каким образом спецслужбы могли проморгать террористку, давно находившуюся в розыске и хорошо им известную. Привычно сваливать все на родимый бардак – значит заведомо упрощать проблему. С сожалением приходится констатировать, что Россия в лице облеченных властью и спецвозможностями местных и федеральных начальников, не бережет свою опору, своих друзей. По всей видимости, начальники заняты чем-то другим, и многие догадываются, чем. Решение президента Дагестана о создании отрядов самообороны после столь громкого (говоря мягко) убийства по народному называется «махать кулаками после драки» и плохо способно помочь делу. С кем же будут воевать эти отряды, если даже профессионалы из спецслужб часто не могут вычислить того, кто нанесет очередной удар?  

И последнее. В нашем до предела секулярном обществе именно религия по-прежнему является крайне серьезным фактором политической борьбы, в том числе и в мировом масштабе. Сейчас это видно, пожалуй, уже всем. Как бы сделать так, чтобы этот фактор сполна и квалифицированно, со знанием дела учитывался и властями предержащими?


Возврат к списку