Новости и комментарии

16.02.2024 Греция стала первой православной страной, которая легализовала однополые браки

07.02.2024 Нападение на митрополита Банченского Лонгина: владыка-исповедник избит "неизвестным"

31.01.2024 НАСТОЯТЕЛЯ ХРАМА В АДЛЕРЕ ЛИШИЛИ САНА ПОСЛЕ НЕСОГЛАСИЯ СО СНОСОМ ЧАСТИ ЗДАНИЙ

31.01.2024 Управделами УПЦ раскритиковал католические ЛГБТ-инициативы

31.01.2024 Дело митрополита Леонида: повторное заседание Высшего общецерковного суда перенесено

29.01.2024 Бывший глава Африканского экзархата РПЦ отказался от участия в Церковном суде

28.01.2024 В Москве состоится презентация новой книги Владимира Семенко

25.01.2024 Папа Франциск назначил одобряющих извращенцев клириков в комиссию по единству с православными

25.01.2024 Глава Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Александр Кудрявцев освобожден с занимаемой должности согласно решению Министерства науки и высшего образования РФ

25.01.2024 Митрополита Леонида (Горбачева) будет судить Высший церковный суд РПЦ

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Краткий курс истории ВЛКСМ

От погрома традиции к новому «капитализму»

Новый мир_.jpg

На фото: А.П. Киселёв. Мы новый мир построим... (Юность комсомола). Картина 1980 г.

Сегодня, когда политическое руководство нашей страны вновь стало уделять особое внимание развитию молодежных организаций, понятным образом возобновились разговоры о преемственности, о якобы позитивных традициях молодежной работы, которые видят в ВЛКСМ. Никаких других примеров такого рода работы, как правило, не знают. Между тем история ВЛКСМ, как и его alma mater – КПСС, как и многое другое в нашей истории, очень далека от бытующих в отношении нее стереотипных представлений.

Начнем с того, что молодежное движение имело место в России еще в конце 19 века, например, народнического толка. Начало же 20 века характеризуется особенно бурным ростом молодежных организаций, и это тогда, когда никакой РКСМ (так поначалу назывался пресловутый комсомол) не существовал даже в зародыше. Перед революцией в нашей стране действовало внушительное количество молодежных организаций самого разного толка: юные социал-демократы, эсеры, кадеты, монархисты, политически нейтральные объединения христианской молодежи, культурнические (Сетлемент, Детский труд и отдых, дома учащихся и юношества), спортивно-патриотические (скауты, «соколы») и мн. др.

По подсчетам историка В.И. Соколова, в молодежных движениях скаутского типа, не выдвигавших явно никакой политической программы, насчитывалось не менее 150 тыс. человек. При этом в более политизированных молодежных организациях, а также в движениях спортивного и околоспортивного типа (стихийно тяготевших к охранительству) состояли еще многие десятки тысяч.

Особенно массовым было скаутское движение, созданное энтузиастами снизу (то есть безо всякого бюрократического давления со стороны властной «вертикали»), которые откликнулись на призыв святого Царя-Мученика Николая Александровича. Начало этому процессу было положено в 1908 году инспектором народных училищ Бахмута (!) Антиохом Луцкевичем. Уже тогда покровителем скаутского движения неофициально стал считаться Наследник Цесаревич Алексей Николаевич. С высочайшего одобрения серьезные скаутские организации были вскоре созданы в Кронштадте, при Семеновском гвардейском полку, других известных и авторитетных воинских формированиях. В истории навсегда остались имена первых создателей бойскаутского движения в России: капитана С.И. Назимова, штаб-ротмистра Григория Алексеевича Захарченко, гвардейского капитана Олега Ивановича Пантюхова, известного писателя Василия Григорьевича Янчевецкого.

В программу подготовки скаутов (юных разведчиков) входил военный строй, лёгкая атлетика (включая элементы единоборств), жизнь на открытом воздухе, сигнализация, первая помощь при несчастных случаях, помощь при пожарах, уроки естественной истории на открытом воздухе, обучение ремёслам и механике, знакомство с морем, всевозможные групповые игры для развития находчивости и инициативы, приручение животных и сельскохозяйственные работы. Кроме того, в июле 1912 года Василий Янчевецкий организовал скаутский летний лагерь, в котором было создано первое русское звено скаутов-девочек.

Движение разведчиков перед Первой мировой войной сосуществовало с движением «потешных». В 1910 году было создано формирование «потешных» в Вильно, которое возглавил есаул Владимир Федорович фон Эксе. Однако попытка Пантюхова, Янчевецкого и фон Эксе создать «Всероссийский союз разведчиков» не нашла понимания со стороны властной бюрократии.

Наиболее интенсивно скаутское движение стало развиваться в годы Первой Мировой войны. Скауты помогали раненым, беженцам, занимались благотворительностью, работали на общественных огородах. В 1915 году в Риге был создан Музей по скаутизму, первый музей скаутинга в мире.

Центром объединения движения в это время стал Петроград, где было создано Общество «Русский скаут». Его устав, утверждённый властями 28 августа (8 сентября) 1914 года, запрещал принимать в ряды движения лиц моложе 19 лет, а также военнослужащих и учащихся. В конце 1915 года скаутские организации действовали в 24 крупных городах России. В декабре 1915 – январе 1916 гг. состоялся Первый съезд русских скаутов.

Массовый исход беженцев в европейскую Россию (особенно с 1915 года) привёл к появлению национальных отрядов скаутов из их числа. Осенью 1917 года насчитывалось 50 тысяч таких скаутов в 143 городах.

Если немцы на занятых ими территориях запрещали русские отряды скаутов, то руководство Белого движения во время начавшейся вскоре гражданской войны в основном благоволило им. Отдельная история – деятельность русских скаутов уже в эмиграции, после окончания гражданской войны.

В 1922 году после образования Всероссийского Пионерского движения имени Спартака, часть скаутских организаций была преобразована в пионерские, остальные были вскоре запрещены. В апреле 1926 ОГПУ произвело массовые аресты скаутов с отправкой их в лагеря. (Главным образом в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН)).

С этого времени начинается качественно новая страница в истории молодежных движений теперь уже советской России.

Захватив власть в результате октябрьского переворота, большевики, ненавидимые большинством народа, изначально державшиеся на насилии, как никто нуждались в разнообразных «подпорках». Им, можно сказать, была насущно необходима «молодая гвардия» для агрессивного погрома русской православной традиции.

В октябре 1918 г. в Москве был проведен учредительный съезд РКСМ, а в июле 1924 г., вскоре после смерти Ленина, организации было присвоено его имя. С этого момента комсомол и стал «ленинским».

Свою бурную деятельность комсомольцы начали с погрома всех других, еще остававшихся в России, молодежных организаций. Естественно, что этот погром не мог бы осуществиться без помощи советских карательных органов. Тесное сотрудничество с ВЧК-ОГПУ-НКВД (наряду с централизованным финансированием) изначально было характерно для комсомольцев. При этом если описанные в первой части молодежные организации России вырастали «снизу», будучи плодом народного энтузиазма, то комсомол создавался принципиально «сверху», по разнарядке старших партийных «товарищей».

Фирменным стилем новой большевистской «гвардии» изначально была реализация известной максимы, сформулированной еще Достоевским: «Если Бога нет (а воинствующий атеизм был главной идеологической основой комсомола), то все позволено». Никаких сдерживающих моральных факторов для новой, коммунистической молодежи не существовало. Поголовное пьянство, самый изощренный разврат и другие пороки сопровождали эту новую молодежь буквально на каждом шагу. Вскоре в стране Советов назрела новая проблема: что делать с детьми, рожденными в результате свального греха? Дети «свободной любви», которых не могли прокормить матери, чаще всего, по образцу древнеримских плебеев, не знавшие своего отца, как правило, пополняли отряды беспризорников. Так что беспризорники – это отнюдь не только дети родителей, погибших в результате «красного террора» и в ходе гражданской войны…

В 1920-е годы изнасилование стало нормой поведения комсомольского «актива». Если в 1926 году только московским судом было рассмотрено 547 случаев изнасилования, то в 1927 уже 726, а в 1928 – 849. В других городах наблюдалась примерно та же тенденция. На всю страну прогремело  знаменитое дело «чубаровцев» (по названию Чубаровского переулка на Лиговке в Ленинграде), где аж 26 комсомольских активистов, среди которых были кандидаты и даже члены ВКП(б), изнасиловали приехавшую работать на завод 20-летнюю крестьянку Любу Белякову. При этом, что характерно, на суде некоторые обвиняемые искренне не понимали, за что их судят. Свобода нравов, хотя, разумеется, и не в таких маргинальных формах, была фирменным стилем комсомольских «слетов» и в поздние, почти дистиллированные, годы существования ВЛКСМ.

Совершенно особую роль сыграли комсомольцы в погроме Церкви. Притчей во языцех стали их многочисленные кощунственные акции, часто приуроченные к великим праздникам, прежде всего к Пасхе и Рождеству Христову, когда целенаправленному поруганию подвергались главные христианские святыни. Также была сделана попытка создать некий параллельный ряд обрядов и праздников («звездины» вместо крестин, комсомольские «пасха» и «рождество»), что, впрочем, не имело перспективы и быстро сошло на нет. В свете этого странное впечатление (говоря мягко) производят попытки некоторых сегодняшних авторов примирить непримиримое, то есть эти «новые» «традиции», внедрявшиеся в повседневную жизнь России молодой большевистской «гвардией», и русскую православную Традицию в собственном смысле.

Справедливости ради следует сказать, что лидеры РКСМ на начальном этапе его существования (Лазарь Шацкин, Оскар Рывкин, Ефим Цейтлин и др.), претендовавшие на поистине диктаторскую роль со всеми вытекающими последствиями, были уничтожены в ходе репрессий 1930-х годов, вместе со своими старшими товарищами, первым поколением революционеров.

После того, как в ходе репрессий комсомольские эксцессы 1920-х – начала 1930-х годов были списаны на «троцкистско-зиновьевское охвостье», а первые лидеры комсомола репрессированы, организация постепенно превратилась в серьезную политическую силу, выполнявшую наиболее грязную работу, в частности, по дальнейшему разгрому Церкви.

Однако не все знают, что и в деле обратного перехода к вполне буржуазным нравам и отношениям комсомолу также принадлежала ведущая роль. Что, естественно, было санкционировано «сверху».

Все началось еще в 1971 году, когда на фоне острой нехватки жилья в стране были созданы жилищно-строительные кооперативы, работавшие на полном хозрасчете. Через 15 лет, летом 1986 года, комсомол получил право создавать т.н. «Центры научно-технического творчества молодежи», НТТМ. Они обладали правом практически не платить налоги и легально обналичивать крупные суммы. Ничего сопоставимого не было не только в СССР, но и в Царской России. По сути, в недрах социалистической экономики была санкционирована экономическая деятельность, за которую в иных условиях люди получали немалый тюремный срок. Именно тогда впервые в нашей стране родилась столь привычная сегодня схема: заказать какую-либо услугу через НТТМ, перевести комсомольцам безнал, обналичить его, поделить с «исполнителем», а на оставшиеся деньги нанять каких-нибудь работяг для реального выполнения заказанной услуги. Подобного рода «экономика» – отнюдь не растлевающее влияние проклятого Запада, а комсомольский привет из недавнего советского прошлого.

Самым хрестоматийным примером комсомольского выдвиженца среди т.н. олигархов является нынешний рьяный оппозиционер и апологет «истинного капитализма» Михаил Ходорковский.

Свою «трудовую» деятельность он начал в 1986 году во Фрунзенском райкоме комсомола. Впрочем, до этого он уже «неофициально» подрабатывал в жилищно-строительном кооперативе, где и освоил главные технологии суррогатного «комсомольского» бизнеса. Затем, когда райком создал собственный центр НТТМ, руководство им естественным образом доверили именно Ходорковскому. Надеемся, читатель хорошо понимает, что кураторы из спецслужб про это ничего не знали и не получали от молодого дарования никаких «откатов»…

Ходорковскому удалось договориться с Институтом высоких температур Академии наук СССР, которому Центр НТТМ продал некую «специальную разработку». Суть ее неизвестна, зато хорошо известно, что Владимир Дубов, который со стороны Института курировал сделку, впоследствии стал совладельцем ЮКОСа. Цена вопроса составила 160 тысяч рублей – для того времени неплохие деньги.

Впоследствии Центр Ходорковского заключал сотни договоров на разного рода технические заказы. Деньги платили государственные НИИ и заводы, а реальную работу выполняли другие НИИ за государственную зарплату. Через ЦМНТП же лишь прокачивались немалые средства, часть которых доставалась руководству предприятий-заказчиков, часть – активным комсомольцам, и в первую очередь, конечно, самому Ходорковскому. Центр платил в виде налогов 30% прибыли, остальным распоряжался по собственному усмотрению.

Рекламой услуг учреждения, занимался, кстати, будущий главный политтехнолог АП Владислав Сурков.

У Центров НТТМ тем временем появилось право открывать кредитные учреждения, чем и воспользовался наш свободный предприниматель, зарегистрировав Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса, в 1990 году перерегистрированный как «МЕНАТЕП» (МЕжотраслевые НАучно-ТЕхнические программы). Происхождением стартового капитала банка опять же естественным образом никто из компетентных товарищей не интересовался.

Затем Ходорковский проникает во власть, а «Менатеп» начинает обслуживать госбюджет. Сам же «Ходор» преобразует банк в промышленную группу «Роспром» и по дешевке скупает десятки крупных заводов. Одновременно он возглавляет Фонд содействия инвестициям в топливно-энергетический комплекс. Это позволило оценить перспективы отрасли, в которой наш герой впоследствии и приобрел мировую известность.

Пример Ходорковского – самый характерный, но далеко не единственный. Так что когда сегодня наши левые оппозиционеры сетуют по поводу того, что на смену светлому социализму пришел проклятый бандитский капитализм, им следовало бы получше изучить собственную недавнюю историю.

История комсомола ярко отразила некоторые принципиально важные черты эволюции большевизма в России. Между погромщиками 1920-х годов и новыми «капиталистами» («олигархами») нашего времени совсем нет какого-либо принципиального антагонизма. Общее у всех периодов развития этого явления – вражда к естественным, органичным формам народной жизни, а также целенаправленное паразитирование. Комсомольцы в полной мере реализовали известный ленинский принцип, который заключается в том, что следует отобрать у всех людей собственность, а затем распределять отобранное по усмотрению партии. Общее между активистами 1920-х и новыми «олигархами» наших дней очевидна: и те и другие никогда сами ничего не производили, а лишь использовали плоды чужих трудов. Это – подлинная сущность как старших товарищей по партии, так и их молодой комсомольской смены.

Сегодня, когда стоит задача организации реально созидательного молодежного движения в России, совершенно очевидно, что его невозможно строить на реальной идеологии и практических традициях комсомола. Тем более, что в современной России делаются попытки постепенного возрождения молодежной работы, так сказать, «снизу».

Во-первых, мало кто знает, что у нас сейчас возрождено движение скаутов, считающих себя продолжателями дореволюционных российских традиций.

Во-вторых, часто возрождение каких-то инициатив происходит стихийно и ситуативно, примером чего является волонтерское движение по помощи армии и населению территорий Новороссии, освобождаемых в ходе СВО. Казалось бы, столь мощное и единодушное волонтерское движение снизу, будучи крайне актуальным и востребованным в условиях, когда у армии и мирных граждан этих территорий нет самого необходимого, стоило бы поддержать и властям, по примеру нашего Святого Царя-Мученика, опершись на народную инициативу. Однако сегодняшние российские власти живут некой параллельной жизнью, более всего опасаясь реального возрождения традиционных русских энергий. Иного способа действий, кроме сугубо бюрократического, они искренне не понимают. Вот и в возрождении молодежного движения действуют привычным для себя образом. Путем создания еще одной сугубо административной структуры, которая, без сомнения, будет плодить кучу бумаг и активно заниматься пиаром для успешной отчетности. Что же касается идеологии, то она, как и в других подобных случаях – никакая, то бишь условно патриотическая. Созданное сейчас «Движение первых» во главе с профессиональным функционером молодежной работы наверняка станет типичным клоном почти уже забытого движения «Наши». Разве что условного патриотизма здесь будет побольше. Все-таки «СВО»… Ну, или произойдет чудо…

Владимир Семенко

В сокращении публиковалось на ТК «Царский крест»




Возврат к списку