Новости и комментарии

27.11.2021 Митрополит Рязанский и Михайловский Марк: «Церковь не может являться частью репрессивного аппарата государства»

26.11.2021 В РПЦ обеспокоились повсеместным введением QR-кодов

09.11.2021 Свердловские власти рекомендуют сделать храмы зонами, свободными от COVID-19

09.11.2021 Синод РПЦ разрешил патриарху лично увольнять руководителей синодальных учреждений

08.11.2021 Митрополит Иларион: чем раньше в России введут штрафы за отсутствие QR-кодов, тем лучше

04.11.2021 Скончался духовник Боровского монастыря схиархимандрит Власий (Перегонцев)

04.11.2021 В Москве состоится Международная Научная конференция: «Тайны убийства Царственных Мучеников. Новые материалы следствия и независимые экспертизы»

28.10.2021 Архиепископ Маркелл запретил депутатам PAS причащаться в Бельцкой епархии, а священники не хотят молиться за власти

28.10.2021 Русский витязь. Очередную годовщину памяти В.М. Клыкова отметили в Москве

25.10.2021 Новый ректор возглавит Российский Православный Университет. Точнее, то, что от него осталось

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

И снова о «екатеринбургских останках»

ек_ останки - 4_.jpg

Про останки эти написано уже, кажется, столько, что можно составить целую библиотеку. И чем дальше, тем неясностей все больше. Но это что касается, так сказать, независимых исследований. Официоз же, светский и церковный, в свою очередь, не устает заверять, что вопрос ясный и решенный, обсуждать и анализировать дальше уже нечего, и «окончательное решение Архиерейского собора» состоится на его заседании в ноябре. Именно в таком ключе высказался недавно митрополит Иларион (Алфеев). Здесь любопытны сами формулировки. То есть, конечно, митрополит не может не сказать, что окончательное решение – лишь за самим Архиерейским собором. Как высшим органом власти в РПЦ, можно добавить. Но при этом он формулирует свой посыл так, что у несведущего читателя создается полная уверенность в том, что останки несомненно подлинные («экспертиза доказала» и т.д.), и задача собора – не в объективном рассмотрении вопроса, а лишь в том, чтобы убедить в том же архиереев. То есть он высказывается, по сути, не как иерарх (а в священной иерархии нашей Церкви место митрополита Илариона довольно скромное – он всего лишь викарий, то есть, попросту говоря, помощник Патриарха), а как бюрократ, церковный чиновник, занимающий высокие должности. Да при этом еще и такой чиновник, который мыслит в русле правового нигилизма. Поскольку всем очевидно, что если, например, один из судей еще до начала разбирательства заявляет: "я надеюсь, что решение будет положительным", то такой судья подлежит отстранению.

При этом важно, что обещание пресловутой «комиссии» опубликовать результаты экспертиз пока так и не выполнено, что ставит оппонентов в безвыходное положение, лишает их возможности вести хотя бы заочный диалог с официальными экспертами. Создается впечатление, что никакой диалог здесь не предусмотрен в принципе.

Когда сравнительно недавно представители официоза обосновывали максимальную закрытость работы комиссии, то они ссылались на пресловутую «тайну следствия». Ведь имеет место производство по уголовному делу. Но тайна предварительного следствия при нормальном расследовании обоснована тем, что затем наступает момент для гласного, открытого судебного разбирательства, и суд принимает решение в условиях, как говорят юристы, «гласного судоговорения» и состязательности сторон. Здесь же ничего подобного не предусмотрено, то есть, несмотря на то, что предмет разбирательства явным образом не составляет никакой государственной тайны, не планируется никакого открытого судебного разбирательства с непременной для него состязательностью. Нам, по сути, просто предлагается принять на веру результаты неких экспертиз, которые при этом (по крайней мере, до сих пор) от нас тщательно скрываются! За исключением самих выводов, естественно. Фактически функции суда в данном случае взял на себя Следственный комитет, что является вопиющим нарушением Конституции и уголовно-процессуального кодекса РФ. Ибо последний однозначно говорит: решение по уголовному делу принимается только судом. (Ст. 29 УПК РФ, ст.118 Конституции РФ).

Далее, не очень понятно, что, собственно, должен решить Архиерейский собор. Признание подлинности останков по результатам экспертиз вообще не входит в его функции. Это, как мы сказали, есть исключительно дело светского суда. Если собор намеревается принимать решение по уголовному делу (или в рамках уголовного дела), то, если рассуждать строго формально, получается, что он намеревается восхитить функции светского государственного суда, что является вопиющим нарушением Конституции и, следовательно, прямым беззаконием.

Собор может признать или не признать останки святыми мощами, а это совсем другой вопрос, лишь косвенно связанный с научной экспертизой. Критерии здесь совсем другие. В истории Церкви не было таких случаев, когда бы церковные власти признавали или не признавали те или иные останки святыми мощами, основываясь на какой-то научной экспертизе. Кроме того, критерием истины в Православии, как известно, является «принцип рецепции», то есть признание того или иного решения церковной власти всей церковной полнотой. Вряд ли можно предположить, что эта последняя примирится с тем, что именуют «признанием» «екатеринбургских останков», какой бы смысл в это странное и двусмысленное понятие ни вкладывался.

То, что результаты работы «новой» комиссии до сих пор остаются закрытыми для широкой общественности и, стало быть, недоступными для критики со стороны независимых экспертов, производит тяжелое впечатление, давая основания предполагать, что мы снова, в который уже раз во всей этой истории, имеем дело с откровенной манипуляцией и подлогом. Ведь когда благодаря стараниям энтузиастов результаты работы предыдущей, «немцовской» комиссии были обнародованы, то независимые эксперты, в частности, А.Оболенский и Э.Агаджанян, буквально не оставили от них камня на камне! Комплексная историко-стоматологическая экспертиза, в частности, однозначно доказала, что череп, приписываемый Царю Николаю Александровичу, никак не может ему принадлежать.

Понятно, что Следственный комитет и официальные эксперты являются здесь всего лишь исполнителями очень упорной воли неких весьма серьезных закулисных сил, которым не терпится унизить Церковь и в очередной раз надругаться над памятью святых Царственных мучеников. Если бы это было не так, то ничто не могло бы помешать публикации результатов официальных экспертиз и широкой общественной дискуссии по этому важнейшему вопросу. Православная общественность ждет объективности, а она без гласности невозможна. Делается все для того, чтобы замолчать и проигнорировать результаты работы альтернативных экспертных групп, полностью оставить за бортом следствия работу православных историков, таких, как, например, Леонид Болотин, Петр Мультатулли, Василий Бойко-Великий и др., окончательно «закрыть» вопрос о ритуальности убийства Государя и его августейшей семьи и т.д. и т.п. Среди исследователей и просто заинтересованных лиц зреет серьезное убеждениев том, что если Архиерейский собор, как высший орган власти в РПЦ, пойдет на поводу у этих сил, это породит серьезную церковную смуту, вытолкнет в раскол немалое число ревностных православных христиан, не желающих терпеть беззаконие и новое надругательство над святыми Царственными Мучениками.

Сейчас, когда реальные результаты работы «комиссии», за исключением выводов, все еще остаются тайной за семью печатями, нам остается лишь молиться о том, чтобы Господь каким-то чудесным образом избавил нас от такого трагического поворота событий.

Источник




Возврат к списку