Новости и комментарии

25.01.2022 В Москве состоится научная конференция по русской истории

20.01.2022 Вышла из печати новая книга известного российского историка Сергея Фомина

20.12.2021 В Москве состоялась ежегодная конференция Союза православных братств

17.12.2021 «Врачи за правду» против лжи властей. Медицинское сообщество возмущено происходящим в стране и в мире и хочет быть услышанным


06.12.2021 В Москве прошла научная конференция по исследованию обстоятельств убийства Царской Семьи

06.12.2021 В Москве состоится конференция Союза православных братств

27.11.2021 Митрополит Рязанский и Михайловский Марк: «Церковь не может являться частью репрессивного аппарата государства»

26.11.2021 В РПЦ обеспокоились повсеместным введением QR-кодов

09.11.2021 Свердловские власти рекомендуют сделать храмы зонами, свободными от COVID-19

09.11.2021 Синод РПЦ разрешил патриарху лично увольнять руководителей синодальных учреждений

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ…

ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ…

Несколько слов о богословии праздника

Фото: Икона Покрова Пресвятой Богородицы из Покровского Зверина монастыря в Новгороде, 1399 год.

История возникновения великого праздника Покрова Пресвятой Богородицы загадочна, как загадочно и непросто все в судьбах людей и народов, Богом призванных к высокому духовному служению.
По преданию, не вполне подтвержденному достоверными фактами, праздник Покрова родился в Византии в X веке в связи с таким поистине необычайным и знаменательным событием, как явление Покрова Пресвятой Богородицы над молящимися в церкви людьми. Но вскоре праздник словно ушел (если был…), уплыл по воздусям в иные края – под иные небеса, к другим детям Божиим, и там уж обрел на века себе теплую родину, стал возлюбленным и дорогим сердцу русского человека, уже не мыслящего себе свое бытие без этого удивительного осеннего церковного праздника. Почему так произошло, почему именно Русь приняла в сердце свое этот высокий по богословскому смыслу праздник, почему ни в Болгарии, ни в Сербии, ни в Молдавии и Валахии до освобождения Балкан от османского ига он вообще не был известен, почему греки не сохранили его, не праздновали, а католики и вообще ничего о нем не знали?  
Историки любят все объяснять… исторически: мол, богословское содержание праздника неожиданно совпало с насущными для становления юной государственности Руси XI-XII веков задачами – то есть, еще до нашествия ордынцев. Но разве политическими резонами можно объяснить выбор народного сердца, которое никогда бы так не полюбило праздник, если бы не коснулся он самых заветных струн русской души?
И вот уже тысячу лет, вплоть до наших дней живет в России и празднуется Покров Пресвятой Богородицы, и всякий год с особенной трепетностью и радостными предвкушениями встречается верующими этот великий день, так промыслительно совпавший с ритмом северного (сравнительно с Византией) нашего земного бытия…
Заканчивается уборочная страда, предзимье сулит небольшую передышку в трудах, и светлые надежды веселят натруженное человеческое сердце: молодые косяками идут под венцы и все спешат отыграть свадьбы до Филипповских зáговин – до начала Рождественского поста.
Наступает час, когда работящему человеку впору уже поднять голову от земли-матушки и оборотить свои очи к Матушке Небесной, Царице Заступнице и дать, наконец, немного воли и душеньке своей свободнее подышать воздухом иных миров, оглядеться вокруг, утереть невыразимую слезу: «От многих моих грехов немощствует тело, немощствует и душа моя: к Тебе прибегаю Благодатней, надежде ненадежных, Ты ми помози» (Канон Молебный пресвятой Богородице, творение монаха Феостирикта).
А еще послушать и посмотреть вокруг на мир Божий: оголились ли березы, отлетели ли журавли, да как синь сквозит меж тучек, и солнце, такое холодное и робкое, осеннее играет, тихо ликуя о чем-то, и словно что-то заветное нам обещая и пророча…
Бог даст, коли такое благорастворение воздухов на Покров пришлось, то и год весь пойдет ладом. А вот уже и звон издали слышен, крестит мужик бороду свою по второму удару колокола, – слышит, мол, ухо мое, Господи, глас Твой, и радуется ему душа моя…
А трезвон все ярче, веселее – в храм зовет к Владычице в гости – на молитву, под Ее невидимый, но духовно светоносный Покров, сердце человеческое обогревающий, оживляющий и подающий надежду, что не одни мы в этом страшном мире, изувеченном грехами самих же людей, укрывшихся от Бога и на себя только надеющихся. Но есть у нас Великая Мать и Владычица и Заступница мира, распростершая над нами Свой омофор.

БОГОХРАНИМАЯ

По традиционной версии событие, положившее начало празднику Покрова, произошло в 910 году при Византийском императоре Льве Мудром и патриархе Макарии. Империя вела войну с сарацинами, и Константинополю угрожала смертельная опасность. Храм во Влахернах, особо чтимый, освященный хранимыми в нем драгоценнейшими святынями Православия, переполняли молящиеся…
Скажем об этом храме подробнее… В нем хранились перенесенные из Палестины в пятом веке святой царицей Пульхерией бесценные реликвии христианства: подлинная риза Божией Матери, Ее повойник – головной покров на волосы, который носили под мафорием, покровом, часть Ее пояса, а также драгоценная икона Богородицы из воскомастики (сама мастика была сделана «смешением от святых мощей и от иного многого благоуханного состава»). Написанная по преданию евангелистом Лукой, Влахернская Одигитрия (иконографический тип иконы) почиталась как покровительница Константинополя, императора, армии и всего народа Божия. Много веков спустя именно Влахернская икона стала иконографическим прототипом нашей многочтимой, чудотворной, явившейся в 1579 году в Казани иконы Богородицы Казанской.
Празднование Влахернской иконе удивительным образом соединяет эти две, теперь уже русские, святыни (Влахернская икона была подарена в XVII веке греками царю Алексею Михайловичу): чествуют эту икону в нашем календаре на день раньше, чем «летнюю» Казанскую – то есть 7/20 июля, предваряя день обретения иконы Пресвятой Богородицы Казанской (8/21 июля); а «осенняя» Казанская чествуется в связи с чудесной помощью от нее во время освобождения Москвы от польских войск в 1612 году.
Влахернская икона славилась своей особенной силой помогать в исцелении от слепоты. Удивления достойно, что эту чудотворную силу полностью унаследовала и наша Казанская святыня, к которой прибегают все страждущие глазами.
Многие века Влахернская икона хранилась у нас в Петропавловском приделе Успенского собора Кремля, а в эпоху гонений нашла свое временное (надеемся!) пребывание в музеях Кремля, где и до сих пор пребывает, несмотря на то, что столетиями Успенский собор, имевший множество чудотворных икон, именно эту Влахернскую святыню ежегодно в пятую субботу Великого поста, которая именуется «Суббота Акафиста», – именно ее выставлял на аналое меж амвона и царских врат, и именно перед ней читали Акафист.

Без-имени-4.jpg

Влахернская икона Божией Матери

Музейщики держат в своих запасниках, как в тюрьме, самые великие святыни нашего народа под видом их лучшей и надежной сохранности. В то время как на Влахернской иконе есть древнейшая надпись на греческом: «Богохранимая». Эти святыни и впрямь хранили народ и державу, а Бог хранил их. И только когда грехи народа переступали все пределы, святыни «уходили», исчезали бесследно, как бесследно исчезла главная подлинная Казанская икона Богородицы перед самыми страшными годами русской революционной смуты.
В период своего пребывания в Константинополе великая святыня Влахернская чествовалась там еженедельно: одни пишут по средам, другие упоминают пятницы, но суть дела не в том. На всенощной службе все-таки под субботу Сама Божия Матерь во Влахернском Ее храме снимала с иконы Своей распростертое над ней пурпурное покрывало – мы пересказываем средневековое латинское стихотворение из кодекса 1576 года из Парижской Библиотеки, написанное несомненным очевидцем, – и молящимся являлся чудный лик Девы с Младенцем на руках. Сокровищница, в которой в храме хранилась икона, открывалась и оставалась открытой до девятого часа следующего дня (по нашему исчислению времени – до трех дня). Но совершалось это не каким-либо механическим искусством и не притяжением, – сообщал изумленный автор стихов, – ни магической силой: покрывало оставалось поднятым, пока солнце совершит свое течение в субботу, и народ достойно почтит субботу песнопениями Божией Матери. Это стихотворение на латыни цитирует замечательный русский историк и теоретик искусства академик Никодим Павлович Кондаков (1844†1925) в своем обширном труде «Иконография Богоматери».  
Поразительно, что Анна Комнина (1083†1153 – греческая царевна, старшая дочь императора Византии Алексея I Комнина и Ирины Дукини, одна из первых женщин-историков) говорит об этом событии как об «обычном чудесном явлении во Влахернах».
Однако есть и неясные моменты… Дело в том, что в конхе алтарной абсиды Влахернского храма имелся великий размером мозаичный образ Богородицы Оранты (Заступницы) – с воздетыми к небу руками (изображений именно этой мозаики не сохранилось). Как правило, иконография Богородицы Оранты предполагала на груди Матери Божией изображение круглого медальона с погрудным образом Спаса Эмманýила – Отрока Христа. Именно Оранта, изображенная в рост, стала прототипом иконографии Богородицы на иконах праздника Покрова.
Однако какое отношение, кроме географического, имеют все эти иконографические подробности о Влахернских святынях к нашему рассказу о празднике Покрова Пресвятой Богородицы? Не заблудился ли наш рассказ, следуя столь витиеватыми тропами к цели?
Имеют, и очень тесное, и мы в этом скоро убедимся. А убедившись в одной промыслительной связи, мы увидим и другие, многие и глубокие мистические сближения, и, возможно, в рассказе о празднике Покрова Пресвятой Богородицы сможем, следуя за этим непростым узором подробностей, возвысить свои умы и к высочайшему небесному и вселенскому значению праздника Покрова Пресвятой Богородицы.

ЧУДО ВО ВЛАХЕРНАХ

В воскресный день 1(14) октября 910 года в осажденном Константинополе во Влахернах, в переполненном молящимися храме служили всенощную. Среди других на ней присутствовал Блаженный Андрей Царьградский – второй (после Симеона Емесского, VI в.) известный всему православному миру юродивый. Житие его было составлено во второй половине Х в. священником храма Святой Софии в Константинополе Никифором, лично знавшим Андрея, а уже в XI веке с этого жития был сделан древнерусский перевод: именно в житии святого Андрея и рассказывалось о явлении над молящимися мафория Божией Матери. Благодаря переводу этого жития Русь и узнала о видéнии блаженного Андрея. Вот как это было…
Служба велась очень долго – на всю ночь, и вот в четвертом часу Блаженный Андрей юродивый, подняв глаза к небу, «узре Богородицу очивесть вельми сущю высоку, пришедшю царскими враты со страшными слугами, в них же бяше честный Предтеча и Громный сын (Воанергес), обапола держащю ю, и инеи святци мнози в белах ризах идяху перед Нею, а друзии по Нею с песнеми духовными…» (Великие Минеи Четьи).
Не случайно, что не кому-нибудь, а только блаженному человеку, юродивому, смирившемуся в подражание Христу до самой последней степени, отринувшему даже разум свой, а также его ученику отроку Епифанию дано было узреть идущую по воздуху Пресвятую Богородицу, озарённую, словно сверканиями молний, небесным светом и окружённую ангелами и сонмом святых. «Только двое, чья жизнь отдана Богу, правде и истине, чье сердце у ног Спасителя, только они поражены видéнием» (архим. Иоанн (Крестьянкин).
Не случайно и то, что несравненный русский храм Покрова на Рву, стоящий в самом сердце Руси, на Красной площади в Москве и всем образом своим свидетельствующий о характере настоящей русской души, русской святости, – светлой, детской в своем неотмирном святом юродстве, в своей незамутненности мирской грязью, в своей чистоте и победоносном, ликующем сверкающем игрании радостями, именуется также и храмом святого Василия Блаженного. Великий и почитаемый московский юродивый мощами своими тут и пребывает в одноименном приделе Покровского собора.
Не случайно и блаженная Матронушка нашла по прославлении своем место почивания и почитания ее народом в Покровском московском женском монастыре.
Неслучаен и несравненный, единственный в мире образ храма Покрова на Нерли, – не эту ли сокровенную и неподражаемую последнюю христианскую суть, сокрытую в тайне юродства во Христе, выразил в своем шедевре древний зодчий? Эту неземную легкость святости, простоты, свободы души, отреченной от земного…
Все не случайно, хотя вряд ли стоит искать тут исторически документированные связи. Здесь действуют совсем иные законы – связи духовные, которые доходят до нас, оземленных, отдельными вспышками из мира иного, из иной духовной реальности, из вечно пребывающей, вечно цветущей жизни, которая реальнее нашей тающей на глазах и вечно умирающей материи, и потому стоит труда по вспышкам, доходящим до нас  о т т у д а,  эти связи домысливать, пока не нарисуется нам хотя абрис иной жизни – Царства Божия.
Но вернемся на тысячу и двести примерно лет назад в прекрасный Константинополь, которому грозит смертельная опасность…
Когда святой Андрей с Епифанием созерцали сие дивное явление Божией Матери, Она молилась «на долгий час», обливая слезами Свое Боговидное и Пречистое лицо. Святой Андрей видел,  к а к о й  была эта молитва, как неустанно Она молилась, преклонив свои колена перед алтарем, как ручьями лились Ее слезы, омывая пречистый лик, как неизреченно скорбно было это моление о людях – о детях, чадах Своих Матери, знавшей как никто, что значит душа, пронзенная оружием невыносимых скорбей, что такое жизнь человеческая, – сплошные бедствия и стрелы, летящие в человека со всех сторон… «Беды в реках, беды от разбойник, бедЫ от сродник, беды от язык, беды во градех, беды в пустыни, беды в мори, беды во лжебратии» (2 Кор. 11:26).
Кто как не Богородица, пережившая нечеловеческие страдания Своего Сына на Кресте, могла ведать, что есть жизнь в сем мире человека, поставленного из-за собственных же беззаконий «целью для стреляния», – так говорил святитель Димитрий Ростовский в своем Слове на Покров Пресвятой Богородицы.
Затем Владычица вместе со свитой Своей вошла в алтарь и вновь «тамо молящеся о стоящих людех», являя народу Себя как воистину «В молитвах неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное упование…» (Кондак, глас 2).
Окончив молитву, Царица Небесная с «прекрасным достоинством сняла с Себя мафорий, который имела на Своей беспорочной главе и который видом был как молния, и, взяв его Своими пречистыми руками, – а он был велик и грозен – распростерла над всеми стоящими там людьми» (свт. Дмитрий Ростовский). Этот дивный сияющий покров в течение долгого времени Андрей юродивый и Епифаний видели распростертым над народом и излучающим славу Божию – «илектру», – видимо, золотое, янтарное свечение. И до тех пор, пока была там Святая Богородица, был виден и покров, а после того, как Она удалилась, его больше не было видно, ибо Она, конечно, взяла его с собой, а благодать оставила находящимся там, – говорится в Житии св. Андрея.

ПОКРОВ НАД РУСЬЮ

«Яко древняго воистину пречестнее кивота, Твой пречестный омофор, паче илектра просвещаяся, не вещественне, но духовне, нетленными Твоими пречистыми руками простираем, соблюдает милостивно чествующих благоукрашéнный праздник Твоего Покрова, Владычице, в оньже сошедшееся, усердно празднуем» (седален на утрени после полиелея), – поет Церковь, чествуя Пресвятую деву, Царицу Небесную.
В древней Руси был обычай составлять сборники – прóлоги, из переведенных с греческого житий святых, описания важнейших событий церковной истории, слов и проповедей святых отцов. Так в Прологе XII века – в то время христианской Руси было уже почти сто пятьдесят лет, – обрелось греческое Житие святого Андрея Царьградского. Это житие прочел князь Андрей Боголюбский, ибо был крещен в честь этого святого. А из жития узнал о чудном явлении Покрова Пресвятой Богородицы и вскоре велел заложить храм в честь этого праздника на речке Нерли. Было это в 1164 году.
В «Слове об установлении праздника Покрова» святой князь Андрей пишет: «Се убо егда слышах, помышлях: како страшное и милосердное видение бысть без празднества. Восхотех, да не без праздника останется святой Покров Твой, Преблагая». И через год засиял своим небесным светом храм в честь Покрова Матери Божией.
И, тем не мене, вряд ли этот храм, как знак высокого почитания Покрова Пресвятой Богородицы был первым на Руси. Ведь стоял еще и Новгород, – и там, еще в начале того же XII века был основан монастырь Покрова Пресвятой Богородицы (Зверинский монастырь), как сообщает энциклопедия Брокгауза-Ефрона, поскольку документально известно, что в 1147 году он успел пострадать от пожара.
Так что первый исторический импульс празднования Покрова Пресвятой Богородицы – этого единственного в своем роде богородичного праздника, в котором Божия Матерь чествуется не в земном Ее, а в небесном жительстве как Величайшая и Всесильная Заступница человечества – как Царица Небесная, – на сей день теряется в веках.
Однако смысловые и духовные истоки праздника просматривается в цепи событий…  
Под 866 годом «Повесть временных лет» – первая русская летопись, сообщает о поражении под Константинополем дружин, предводительствуемых Аскольдом и Диром. Русские ладьи, войдя в залив, «много убийство крестьяном створиша, и в двою сот корабль Царьград оступиша». Именно тогда из Влахернского храма Константинополя патриархом и священниками была вынесена святыня – риза Богородицы, и омочили ее в море. Была перед тем тишина, – сообщает летопись, – и вдруг возникла буря с ветром и великими волнами и разбила корабли русичей. Только немногие из них возвратились домой. 
Катастрофа, пережитая дружинами Аскольда и Дира, стала в скором времени первотолчком сугубого почитания на Руси Успения Божией Матери, чудотворной силы Ее ризы, а в недалеком будущем и Ее Покрова теперь уже в гораздо более широком смысловом поле. Наказание Божие, – это ведь уже хорошо понимали принявшие святое крещение русичи, – это знак особой заботы и любви Бога к наказываемому. Таковым просвещенным, способным выстраивать глубокие смысловые богословские связи, уже тогда было религиозное сознание русичей. Подобную цепочку смыслов видели они и во взаимосвязи двух праздников Богородицы: Ее Успения и Ее Покрова. Один словно предвозвещал другой.
…На третий день после погребения Пречистой пришел в Иерусалим апостол Фома. Узнав о смерти Пресвятой Богородицы, он скорбел, что не пришлось ему быть при Ее погребении, и желал хотя бы взглянуть и облобызать пречистое Ее тело. Пошли на гроб, а когда открыли его, то увидели, что гроб пуст; там лежали только погребальные ризы в знак того, что Матерь Божия по успении и вознесении Своем на Небо не оставит род людской, а будет ему верной Предстательницей и Молитвенницей на вечные времена.
Успение Богородицы, в котором Матерь Света не оставила своим попечением мира, усыновленного ей Господом в лице святого апостола Иоанна Богослова, становилось празднованием явления миру теперь уже всесильной Царицы Небесной, Царицы Ангелов, имеющей необоримую, единственную и более никому не дарованную силу ходатайства за грешный и родной ей по естеству и усыновленный духовно род людской.
Древние русичи знали то, что почти совсем забыли мы, что только Царице Небесной, Ей единой будет даровано Господом ходатайство за грешников на Страшном Суде.
Святой Григорий, ученик святого Василия Нового, созерцал видéние Страшного Суда и видел, как Матерь Божия заградила шествие во ад многих грешников, уже осужденных праведным судом Ее Сына. Она умоляла Христа избавить эти души от вечных мук ради любви, которую те имели к ближним во время их земной жизни, несмотря даже на то, что не успели перед смертью покаяться в некоторых грехах своих. И Господь в последний раз исполнил молитву Своей Пречистой Матери. Вот как велико значение в нашей жизни милости к братьям нашим, жертвенной любви, – только за любовь заступится за нас, грешных, Царица Небесная.
Вот глубинная первопричина русского почитания праздника Успения Пресвятой Богородицы, причина тому, что после строительства храмов в честь Софии Премудрости Божией, которые воздвигли первоначально Киев и Новгород в подражание Константинополю, Русь стала в своих опорных городах-крепостях возводить храмы в честь Успения Пресвятой Богородицы – святая и последняя надежда православного человека на заступничество Владычицы: «Не имамы иныя помощи, не имамы иные надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы рабы, да не постыдимся».
Храмы, посвященные Успению Божией Матери, промыслительно ставились на Руси в центре оборонительных сооружений (кремлей, монастырей: Киев, Владимир, Дмитров, Ростов, Москва…), являя собой веру в реальную силу Пресвятой Владычицы, Ее заступничества за народ и землю «руссьскую».

ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦЕ, СПАСИ НАС!

«С чинми Ангел, Владычице, с честными и славными пророки, с верховными апостолы, и со священномученики, и со архиереи, за ны грешныя Богу помолися, Твоего Покрова праздник в Российстей земли прославльшия. Пресвятая Богородице, спаси нас», – поет Церковь в праздник Покрова (песнь 8 канона).
Обращаясь ко всем величайшим угодникам Божиим, ко всем Ангелам и Архангелам, мы говорим им: молите Бога о нас! В обращении к Одной только Божией Матери святая Церковь говорит: спаси нас! О том, почему это так, нам объясняют древние русские иконы праздника Покрова. Если мы взираем на них со вниманием, дух наш постепенно прозревает и возвышается до постижения истины, суть которой в том, что чудесное и страшное видение святому Андрею Юродивому отражается в иконе как образ самой Церкви. «Небо и земля освящается, – поют в храме в этот день, – Церковь светится».
Мы видим на иконах храм, словно в разрезе, молящийся мир, взирающий с надеждой и упованием на помощь и защиту Своей Матери, Которая есть одновременно и символ души человеческой, и символ Церкви, как единого, Христом объединенного, нового, преображенного в духе и любви человечества, ради которого и сотворил Бог мир.
Не церковь для мира, а мир для Церкви. Взирая на икону Покрова, мы вспоминаем и ее благословенные ризы, оставшиеся после Успения во гробе, мысля их как символ и образ нашего спасения в Церкви, и то, как Церковь именует в своих богослужебных песнях Божию Матерь «облаком», – тем облаком, которым покрывает и защищает Собой грешный и беззащитный мир, смягчая силу справедливых Судов Божиих.
Богородичная икона – это всегда средоточие идеи Церкви, символ Церкви. В описании одной древней XV века иконы Покрова, сделанном в 1916 году замечательным русским искусствоведом и реставратором Н. Сычевым, говорится: «В лице Богоматери явился старый символ оставленной вознесшимся Христом на земле Церкви, под покровом которой внизу у царских врат стоит весь род человеческий, символически и кратко изображенный в лице императора льва, императрицы Феофаны, патриарха Тарасия, Романа песнопевца. Очевидцев чуда – свв. Андрея и Епифания и «крылошан». Таков глубокий религиозно-философский смысл композиции. Идея мирообъемлющей Церкви, поющей гимн Богоматери Заступнице, выражена на этой иконе еще с большей силой, чем на иконе Похвалы Божией Матери».
…Вот к каким высоким духовным понятиям привел нас рассказ об очень давних событиях истории: от Палестины и оставленных риз взятой на небо в теле Богоматери, мы духом перенеслись во Влахернский храм, принявший эти ризы; от явления в годину опасности блаженному Андрею светящегося мафориона (покрова) Богоматери мы обратились к нашей Казанской святыне, к идее духовной преемственности, к теме высокого призвания русского христианского народа, к Руси, ставшей после крещения избранным уделом Богоматери, Третьим Римом после падения Византии; к высоким молитвенным размышлениям о величии Той, Которая никогда не оставляла людей своих, а также и к глубокому осознанию истины, что Матерь Божия, Всемогущественный Покров наш Небесный, есть сама Церковь, ее сердце.
Церковь в своих молитвах именует Покров Богородицы «державным». Пример тому – тропарь Казанской иконе Богоматери, который преподобный Амвросий Оптинский настоятельно советовал всем православным людям учить наизусть и читать ежедневно:
«Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице, иже в напастех и в скорбех, и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем, пред пречистым Твоим образом со слезами и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим».
Не оставила Свой удел Пресвятая Владычице Богородица и тогда, когда постигла землю русскую катастрофа, когда рухнула тысячелетняя земная держава Третьего Рима, потому что народ христианский забыл о своем великом духовном предназначении являть миру свет Православия, чтить и славословить Христа Бога нашего.
В эти страшные дни всенародного отступничества Божия Матерь не отвернулась от нас, но явила Свой образ – Державную Свою икону 2/15 марта 1917 года, день в день отречения от престола святого мученика Государя Николая II в Царском подмосковном селе Коломенском.
И доныне Державная икона Божией Матери свидетельствует о надмирном правлении и Покрове над нами Царицы Небесной, о том, что не оставляет Она нас в безнадежии, сберегает Россию, ожидая нашего обращения к Богу, все еще простирая над нами Свой Божественный Покров.
Пресвятая Богородице, спаси нас!


Автор:  Екатерина Домбровская-Кожухова



Возврат к списку